И.В.Галушко. Великое противостояние в российском парламенте
сделать страницу стартовой  |  обратная связь  |  карта сайта | RSS
Дискуссии

В основе кризиса новорожденной демократии лежит отсутствие практического опыта осуществления демократии в стране, неумение самих демократов добиваться своих целей демократическими методами

Сегодня, на мой взгляд, многих смущает экстремизм со стороны тех, кто называет себя демократами, особенно после того, как они почувствовали, что могут иметь какую-то реальную власть, завоевали большинство в ряде Советов И вот, когда они ощутили эту власть и встретили сопротивление, то стали прибегать к тем формам действия, которые осуждали сами, будучи в меньшинстве. Поэтому я бы сказал, что для успешного развития демократии мы должны найти такие силы в обществе, которые могли бы сдержать и правый, и левый экстремизм. До сих пор нам это не удавалось. Мы в большинстве своем экстремисты, независимо от политических взглядов. Каждый готов отстаивать только свою правду. А правда, как и жизнь, многолика, И только научившись слушать и слышать друг друга, можно найти пути решения непростых проблем, раздирающих наше общество Любая претензия на исключительную правоту, как в области теории, так и в практических действиях, ведет в тупик, к застою, о чем ярко свидетельствует более чем 70-летний опыт функционирования нашего государства. [... ] КПСС сделала значительный шаг вперед, в частности, в подходах к формам собственности, к развитию демократии, гласности и т. п., т. е. были приняты довольно радикальные решения по сравнению с предыдущими. Но часть партии осталась неудовлетворенной. И здесь многие коммунисты стали перед дилеммой — либо оставаться в рядах партии, либо уйти из КПСС и образовать какие-то политические группы или партии. На мой взгляд, те, кто ушел из партии в переломный момент, допустили грубую политическую ошибку. Они сыграли не на пользу демократии, а как раз наоборот, так как с их уходом КПСС стала более консервативной, процесс демократизации внутри партии значительно замедлился. Более того, итоги последовавших выборов подтвердили, что большинство рабочих депутатов склоняется скорее к поддержке демократических сил в парламентах. Можно понять этих людей, пытавшихся найти истину и у тех» и у других, но в конечном итоге отдавших предпочтение демократам. Они сейчас стоят на четких демократических позициях. Забастовочное движение в Кузбассе как раз опровергает тезис об исключительном влиянии компартии на рабочих.

К тому же, когда разгорались события в Кузбассе, среди демократов нашлись желающие поехать в эти регионы пообщаться с рабочими, но не было таких людей среди делегатов XXVIII партийного съезда, т. е. коммунисты нарушили все принципы работы партии в массах, которые закладывал Ленин.

Среди рабочих идет активный поиск тех сил, которые действительно привели бы их к лучшей жизни. И даже зная, что порой решения парламента требуют от них некоторых лишений, они все равно на них идут, исходя из своих долгосрочных интересов.

Совершенно ясно, что КПСС и ее подотряд КП РСФСР не являются политической партией в классическом смысле. Мы избирались депутатами не по партийной принадлежности, порой шла борьба коммунистов между собой. Предложение сразу же создать фракцию в Верховном Совете не увенчалось успехом. По-прежнему секретари Компартии России, считая себя подлинными носителями коммунистической идеи, работают только с теми, кого они полагают «истинными коммунистами», а это около 1/4 депутатов, называющих себя «коммунистами России». Остальные работают по своим депутатским группам, общаются между собой.

Попытка же образовать нечто вроде партийного клуба противоречит самой идее партэлиты относительно того, что коммунист-депутат должен выполнять «указаловку» ЦК. Нужно искать какую-то иную организованную форму внутри парламента для объединения коммунистов-депутатов, для коллективного поиска путей решения проблем.

Если судить по составу Верховного Совета РСФСР, большинство там все-таки составляют коммунисты, большинство из которых своими действиями, своим отношением к предложениям «Демократической России» показывают, что активно работают на пользу демократии. К таким группам я бы отнес «Левый центр», «Коммунисты за демократию», саму «Демократическую Россию», часть группы «Россия». Таким образом, влияние коммунистов в парламенте значительно, хотя мы стараемся этого не подчеркивать. [... ]

Сегодняшнее утверждение «истинных коммунистов» о том, что демократы являются «апологетами капитализма» так же неверно, как и утверждения демократов о том, что наша страна в течение 70 лет шла «вне столбовой дороги развития цивилизации». Этот процесс можно рассматривать только во взаимозависимости, взаимодействии двух мировых систем. Капитализм сумел многое взять у социалистической системы хозяйствования. Сегодня все чаще можно слышать, что капитализм не такой, каким еще недавно его трактовали в наших учебниках. Но мы, напротив, всегда стремились отгородиться от позитивного опыта иной общественной системы и стали присматриваться к нему только в годы перестройки Другое дело, что теоретическая мысль нашей компартии оказалась неготовой к осмыслению начавшихся процессов, и КПСС по-прежнему отстает в практических действиях от движения общества. [... ]

В свою очередь, если брать взаимоотношения капитализма и социализма, то мы, на мой взгляд, проиграли в главном — в экономическом соревновании. Сегодня идет поиск тех методов, стимулов, которые бы позволили нам, сохраняя приверженность принципам социальной справедливости, в итоге добиться повышения производительности труда, наращивая объем производства и качества продукции для удовлетворения потребностей общества. В данном смысле совершенно очевидно, что рынок — не самоцель. Это необходимый инструмент экономики, который должен заменить административно-распределительную систему. Инструмент необходимый, ио недостаточный для демократизации экономических процессов. Я вижу демократию в экономике как разнообразие форм собственности. Но процесс воссоздания плюрализма форм собственности привел к тем острым разногласиям, которые раздирают парламенты, республики и людей. В то же время мировой экономический опыт показывает, что если человек является собственником, то он работает эффективнее, более активно ищет возможности реализации своего материального и интеллектуального потенциала. В этой части, на мой взгляд, компартией допускалась очень серьезная теоретическая ошибка, когда идеальной основой экономики считалась только госсобственность. Процесс тотального огосударствления собственности привел к отчуждению человека от результатов своего труда, потере интереса к труду.

Считается, что наибольшей монополией на истину, в том числе в вопросах собственности, обладает группа «Коммунисты России», объединяющая в основном руководящий состав советских и партийных органов, генералитет, часть директоров предприятий. Но разброс мнений коммунистов широк, большая их часть считает возможным плюрализм форм собственности, так как, по их мнению, это стимулирует производительность труда. Другая часть — не приемлет его, полагая, что достаточно найти более честных людей, заменить не оправдавших доверие лидеров и тогда проблемы сами собой решатся на прежней экономической основе. Один из экономистов назвал такой подход экономическим и технологическим романтизмом. «Что сделать» и «как сделать» прорисовываются только сегодня, когда позади шестилетие перестройки. Считаю, что демократии политической должно соответствовать в экономической основе нашего государства разнообразие форм собственности. [... ] Таким образом, нужно, чтобы каждый человек в обществе имел какую-то личную долю в том материальном базисе, который уже создан. (... )

Но что же мы имеем сегодня? Продолжается активная дискредитация идей рынка, поэтому надеяться на легкое его внедрение не приходится. Ведь даже в Польше, где в отдельных отраслях экономики частная собственность составляла около 70%, процесс приватизации идет очень тяжело. Нам же будет значительно труднее. Сумеет ли наше общество найти в себе силы пережить настоящий этап дестабилизации, вызванный как ошибками руководства страны и республик, особенно в экономической области, так и объективными процессами ломки старого и мучительного, медленного формирования новых экономических отношений? Трудно однозначно ответить на этот вопрос. [.. ]

Происходящие процессы столь сложны, что я хотел бы в этой относительно короткой дискуссии уйти от высказывания каких-то категорических прогнозов. Убежден в одном. Сейчас наиболее опасен как правый, так и левый экстремизм. Только политика здравого смысла, ориентированная не на удовлетворение личных амбиций кого бы то ни было, а на интересы людей, на поиск гражданского мира, способна дать продуктивные результаты.




КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



Оставить комментарий
Читать комментарии [0]: